Влад Соколовский: интервью о жизни после развода

В интервью Woman.ru Влад Соколовский рассказал о том, как переживал развод с Ритой Дакотой, как это отразилось на его творчестве и готов ли он к новым отношениям.

Влад Соколовский пообщался с Woman.ru

В августе прошлого года как гром среди ясного неба прозвучала новость о том, что Влад Соколовский и Рита Дакота разводятся. Одна из самых красивых и талантливых пар отечественного шоу-бизнеса распалась из-за измен певца. Расставание супругов прошло без скандалов и судов. Однако вся страна в едином порыве встала на сторону Риты.

Каждый новый трек Дакоты — это душераздирающие строки о боли и предательстве, которые не могли оставить равнодушной ни одну женщину.

Стоит признать, что Влад выдержал публичную казнь достойно, ни разу не ответив на негатив негативом. Высказался он позднее — в песнях из нового альбома «Настоящий».

За прошедшие месяцы мы читали и смотрели немало интервью Дакоты. На наш взгляд, пришло время дать слово Владу.

Woman.ru: Влад, на днях у тебя вышел альбом «Настоящий». Все треки написаны тобой?

Влад Соколовский: Одиннадцать из четырнадцати. Раньше я тоже пробовал писать тексты, но последние три-четыре года забросил эту практику. В этот раз я, наверное, впервые так открылся. Вылил все, что накопилось. В один момент, после каких-то гастролей, меня прорвало.

Первый трек был написан еще в августе — сразу после расставания. Это была песня «12 лет» — очень искренняя, откровенная.

«Тогда во мне еще теплилась наивная надежда на то, что мы, несмотря ни на что, сможем через это пройти, быть сильнее ситуации».

Трек «Любовь не рассыпается» родился, когда я находился на каком-то моральном дне. А однажды я так разозлился на себя и весь тот негатив, который обрушился на меня в соцсетях, что появилась песня «Изгой». Тогда, честно говоря, просто хотелось выстрелить себе в лоб… Каждая композиция отражает мое состояние в определенный период. В альбоме также есть трек про дочь. Я очень хотел посвятить Мии песню. Она называется «ПапаЯ».

Три песни из альбома написаны не мной. Трек «Я лечу домой» написан Ритой. Он про меня как артиста, который рад встречаться со своей аудиторией, но при этом всегда тянется домой — «там, где ждут меня в мыслях два сердца родных». Несмотря ни на что, я решил оставить эту песню в альбоме, потому что действительно испытывал эти чувства.

Еще два трека написаны Ритой в соавторстве с Катей Ковской. Первый называется «Самая лучшая мать». Там есть строки «Самая лучшая мать со мной в постели как б….» (смеется). Если говорить точнее, это песня про секс, страсть, огонь. И все, описанное в ней, имело место быть. Второй трек называется «Пьяные». Там вообще угар. Это песня про пацанов, которые в среду решили забить на все дела, взяли такси и поехали тусоваться по полной программе. И это все тоже было.

«Весь альбом основан на реальных событиях из моей жизни. Это целая палитра чувств, ощущений».

Наверное, поэтому пошла такая мощная реакция. Люди пишут о том, как мое творчество перекликается с их жизнью, как помогает пережить личную драму. И для меня это самое ценное, потому что я решился на очень откровенный шаг. Я никогда не писал о своих чувствах напрямую. Это как выйти голым на площадь. Очень страшно.

Woman.ru: Открыв душу, не боялся, что в нее плюнут?

В. С.: Боялся. И плюют. Каждый день кто-нибудь пытается уколоть больнее, некоторые пишут завуалированно, с издевкой. Но я все очень тонко чувствую и вижу, кто пытается меня зацепить.

Woman.ru: Как реагируешь на такие подколы?

В. С.: Изначально у меня была суперлояльная, доброжелательная, активная аудитория. А когда все это произошло, люди начали меня раздирать. К счастью, после выхода альбома негатива стало меньше.

«Многие писали, что раньше меня ненавидели, а теперь изменили свое мнение, надеясь, что описанное в песнях — это не игра и не блеф».

Хотя по-прежнему есть те, кто пишет, что все это ложь, а я лицемер. Они не верят в то, что человек способен измениться. Если кто-то из нас сунет два пальца в розетку и его ударит током, он уже вряд ли полезет туда снова. В моем случае то же самое. Конечно, кого-то грабли, может, и не учат, но я свои выводы сделал и пошел дальше. Люди могут верить мне, а могут не верить.

Если сегодня я сталкиваюсь с прямыми оскорблениями, то просто блокирую человека. Во мне это уже не вызывает таких бурных эмоций. Вот в августе-сентябре я был просто в шоке… Было больно, но присущее моей натуре самобичевание говорило: «Что ты удивляешься? Ты это заслужил и должен через это пройти». Вот я и прохожу. До сих пор.

«Назад время не вернуть. Можно сколько угодно размышлять о том, как бы было, но это уже в прошлом»

Woman.ru: Твою песню «12 лет» многие восприняли как шаг к примирению…

В. С.: Было сделано миллион шагов к примирению, но не таких. Люди думают, что достаточно выпустить красивую песню, и все прощается, забывается, возвращается…

«Как я уже говорил, этот трек был написан в августе, сразу после расставания, на эмоциях».

Скажем так: сегодня такую песню я бы уже не написал, потому что понимаю расклады. Мы так или иначе двигаемся дальше. Тем не менее я посчитал нужным выпустить эту песню, потому что чувства и эмоции в ней имели место быть. Я все это испытывал и не боюсь признаться, открыться людям. Не буду кривить душой: часть этих эмоций все равно находится внутри меня, но если в тот момент они ощущались сильнее, то сейчас где-то глубоко.

Я ничего не исключаю. Я уже давно убедился, что не нужно ни от чего зарекаться и бросаться словами «никогда», «невозможно». Возможно все. На сегодняшний день дела обстоят таким образом: мы контактируем, но минимально. У нас есть дочь, чьим воспитанием мы занимаемся совместно, то есть нам многое нужно обговаривать, действовать сообща. В остальном же у каждого своя жизнь.

Woman.ru: Позволь, я все-таки зацеплюсь за еще одну строчку. В песне «Любовь не рассыпается» ты поешь: «Ты больше не моя. Мне жаль». Действительно жаль?

В. С.: Да, конечно.

Woman.ru: Скажем, если бы у тебя была возможность вернуться в прошлое, ты бы изменил то, что произошло?

В. С.: Я много раз об этом думал. Важно одно: назад время не вернуть. Можно сколько угодно размышлять о том, как бы было, но это уже в прошлом. И потом: кто знает, не допустил бы я тех же ошибок, вернувшись в прошлое? Ведь только получив подобный опыт, я изменил свое отношение к жизни.

«Я попросту не прошел испытания счастьем. Люди почему-то думают, что сложнее пройти испытание несчастьем, но это не так, в чем я убедился на собственном опыте».

Именно в тот момент, когда у тебя все отлично и ты можешь сказать, что счастлив, нужно оставаться в тонусе: быть готовым к любым ситуациям, воспитывать силу воли, правильно расставлять приоритеты. К сожалению, из-за собственной глупости, слабости, может, в силу возраста, я это испытание не прошел. Но повторюсь: выводы сделаны. Такого в моей жизни больше не повторится, потому что это утопия, путь в никуда. Я как раз пою об этом в песне «Любовь не рассыпается» — «Как же ты мог искать там, где пустота, бежать от себя, в пути сгорая дотла».

Woman.ru: Ты допускаешь, что вы с Ритой можете быть друзьями?

В. С.: Где-то в глубине души мы ими и остаемся. Время лечит, сглаживает углы… Надеюсь, что страсти утихнут и мы сможем быть близкими друг другу людьми, какими всегда и являлись.

Я уверен, что если у Риты, не дай бог, что-то случится, первый звонок будет мне, и я на 100% решу любую ситуацию. С этими мыслями я живу, но никогда не буду принуждать ее общаться со мной. Хотелось бы мне этого? Безусловно. Готовы ли мы к этому? Наверное, если этого не происходит, значит, не готовы. Думаю, в будущем все будет проще, но стараюсь не питать пустых иллюзий.

«Заставлять кого-то быть рядом, прощать тебя — это эгоизм. Я и так был слишком эгоистичным».

Я благодарен Рите, что наше расставание прошло достаточно спокойно. У меня перед глазами масса примеров пар, которые разводились с судами и какими-то ужасающими обстоятельствами. Я изначально пошел на все выдвинутые условия, все было сделано, как нужно.

Woman.ru: Действительно, ваше расставание нельзя назвать скандальным. И все посты Риты ты вынес стойко, без взаимных обвинений и обид…

В. С.: А я и не могу на нее обижаться. Все, что она говорила сгоряча, от обиды, со злости, в осознанном состоянии, имеет место быть. На все это Рита имела право. Я считаю, что это как раз я не имел права вступать в полемику и разводить конфликты. Если ошибся, обидел, будь добр — понеси за это наказание. Я уже в детстве понимал, что за свои слова и поступки надо отвечать. За проделки меня били ремнем, и я знал, что заслужил это. Я так воспитан. Поэтому и тот факт, что общественность обрушилась на меня с обвинениями, я тоже принял. Это логично. Я понимаю: люди нас любили, верили в «долго и счастливо».

«Многим до сих пор сложно понять, что наша семейная жизнь не была фейком. У людей, особенно женщин, просто не укладывается в голове, как можно было любить и заниматься такой ерундой…»

Woman.ru: Но ведь любовь была…

В. С.: Конечно, она была. О чем речь? Вы спросите: «Как можно было не думать о самом главном?». Но это все равно, что спрашивать у наркомана, как он мог впустую потратить свою жизнь. Многим не понять, но это есть. Это существует. Кто-то выкарабкивается, избавляется от зависимости, а кто-то нет.

Я мог всю осень пить и превратиться в ничто. Вместо этого я взялся за ум, стал читать литературу, перешел на абсолютно здоровый образ жизни, начал писать песни. У меня было два варианта, и я решил воспринять всю эту ситуацию как точку роста.

«Раньше люди видели перед собой парня с обложки — пустой, плоский образ. Сейчас же люди узнали много личного, узнали меня настоящего»

Woman.ru: Как сильно изменила тебя эта история?

В. С.: Кардинально. Другим человеком стал. Многие говорят, что я грустный, но, думаю, все дело в восприятии. Я не чувствую грусть, не хожу целыми днями как Пьеро из сказки. Я улыбался тогда, улыбаюсь и сейчас.

«Раньше люди видели перед собой парня с обложки — пустой, плоский образ. Сейчас же люди узнали много личного, узнали меня настоящего».

Я человек, который был мужем, прошел через развод, является отцом. Я совершил ошибку, но приобрел опыт, мне есть, что сказать и чем поделиться. Сегодня я хочу говорить прямо и о других вещах.

Менеджер порой ругает меня за гипероткровенность, а я ничего не могу с собой поделать. Я больше не переживаю по поводу того, как меня будут воспринимать за мою честность. Я не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться: одним людям будут близки мои откровения, творчество, другим — нет. И это нормально. Я абсолютно спокойно отношусь к тем, кто видит во мне и моих песнях лицемерие, пустоту, однако понимаю, что нам с ними не по пути. Я хочу сконцентрировать вокруг себя единомышленников. Пусть их будет меньше, зато честно. Для меня это гораздо более ценно.

Woman.ru: За все время интервью я заметила, что ты избегаешь слова «измена»…

В. С.: Да? Возможно. Не буду отрицать. Думаю, это некий комплекс. Первая стадия — всегда отрицание. Возможно, я все еще пытаюсь отгородиться, хотя, мне кажется, я все-таки смирился и принял это в себе. Да, было. Однако я уверен, что всегда можно измениться. Я точно знаю, что больше таким не буду.

«Измена — это страшный опыт, который лишил меня всего, что я имел. Семьи, любви, доверия…»

Как бы я ни показывал, что у меня все нормально, тем не менее был абсолютно раздавлен. Элементарно: когда все это произошло, я остался без работы. Слетело все, кроме пары концертов…

Это был тяжелый опыт, крайне сложный путь, но как бы странно это ни прозвучало, я рад, что прошел его. Урок усвоен, я дорого за него заплатил, но теперь продолжаю жить с совершенно другими взглядами, знаниями. Думаю, все будет хорошо.

Сейчас я сконцентрирован на становлении себя как музыканта, на дочери. Считаю, что этот путь своевременный и правильный. Переход меня как личности состоялся. Жестко, но тем не менее. Надо идти дальше. Сегодня я полностью переключился на творчество и не готов думать о каких-то отношениях… Хотя осенью мне казалось, что я готов, но это была ошибка.

Woman.ru: Новые отношения сразу после развода — это была попытка убежать от самого себя?

В. С.: Возможно. У меня много раз так было. Я вообще, признаться, мало когда был без отношений. Возможно, это страх остаться наедине с собой, некая защитная реакция.

«Но я вовремя прислушался к себе и признал, что создал иллюзию, а на самом деле мне нужно одиночество, чтобы переосмыслить, смириться, заглянуть внутрь себя».

Слава богу, наше расставание прошло по-доброму, без обид. Сейчас я один. Сосредоточен на музыке и на дочери, конечно.

Woman.ru: На кого Мия больше похожа?

В. С.: Точно сказать невозможно: глаза мои, но внешность в целом — это что-то между мной и Ритой. С каждым месяцем дочь меняется, появляются черты от бабушки, дедушки. Очень интересно за этим наблюдать.

Мия растет очень активной, открытой, суперкоммуникабельной. У нее уже сейчас видны яркие лидерские качества: когда она попадает в детское окружение, то сразу начинает всеми управлять. Вокруг могут быть дети гораздо старше нее, но она может, например, заставить их всех ей хлопать. Это очень забавно (улыбается).

«Дочь меня любит, я это чувствую, и от этого разрывает на части, хочется бежать, лететь к ней»

Woman.ru: Как тебя изменило отцовство?

В. С.: В первую очередь, ты мгновенно начинаешь испытывать какую-то невероятную ответственность и при этом бешеную внутреннюю силу. Есть человечек, и я за него просто порву, если надо — закрою собой.

«Когда я в Москве, то стараюсь как можно чаще приезжать к дочери».

В ближайшее время начну вывозить ее к себе. У нас с Ритой есть договоренность об этом. Обычно я приезжал на два-три часа максимум, потому что все-таки находился на той территории. Сейчас я все готовлю к тому, чтобы дочь могла оставаться у меня.

Помню, недавно няня Мии рассказала мне, как однажды дочь ехала на какой-то кружок, и у нее спросили, кого она больше любит. Мия ответила: «Папа». Это было очень круто. Я безумно обрадовался. Она меня любит, я это чувствую, и от этого разрывает на части, хочется бежать, лететь к ней.

Woman.ru: Как думаешь: ты будешь папой, из которого можно веревки вить?

В. С.: Я всегда точно знал, как бы воспитывал своего сына, потому что у меня есть наглядный пример. Я сам через это прошел. Но я совершенно не знал, что делать с девочкой. Прочитав множество литературы, я прислушался к себе и понял, что должен просто любить свою малышку.

    Пару Риты и Влада обожала вся страна Смотреть галерею

Есть мама, бабушки, которые воспитают ее как девочку, привьют правильные манеры, вкус и другие нюансы. Это их женское таинство. А для себя я решил, что просто буду рядом: буду любить, носить на руках, все покупать. Понятно, что я придерживаюсь общей линии воспитания, но в целом хочу, чтобы папа у дочери всегда ассоциировался с радостью, смехом, праздником. А я постараюсь все для этого сделать.

P.S. Если это интервью заставило вас иначе посмотреть на нашего героя, то мы приглашаем вас 30 марта в Театр эстрады им. Аркадия Райкина, Санкт-Петербург, где Влад предстанет перед зрителями таким, какой он есть, — настоящим. И презентует новую конценртную программу с живым бэндом. 

Источник: woman.ru

Читать онлайн Влад Соколовский: интервью о жизни после развода в хорошем качестве также и на Андроид